+
27 Март 2015
Театр системы Ладысева
культура

В этом году сортавальский театр-
студия «Дети понедельника» отмечает
юбилей — театру исполняется 15 лет. Отпраздновал свой 55-летний юбилей
и бессменный творческий
руководитель театра-студии
режиссёр Артур Ладысев.

Написано о «Детях понедельника»
уже немало, а как видит своё детище
юбиляр — член Союза театральных
деятелей России, заслуженный
работник культуры Республики
Карелия Артур Ладысев?
Сегодня он делится секретами
своей театральной кухни
и рассказывает о своих режиссёрских
методах, которые можно назвать
системой Ладысева.

 

— Артур Валерьевич, так что такое театр в маленьком провинциальном городе?

— Если в городе есть театр, то это действительно город.

— То есть это статусная вещь?

— Конечно.

— Но как же высокое предназначение культуры и т.д. и т.п.?

— Все в театре понимают, что мы не сделаем жизнь лучше, не изменим мир. Но мы можем дать человеку возможность посмотреть на мир с другой точки зрения, расширить кругозор, увидеть вещи, которых он раньше не замечал — это мы можем. Вместе с этим процессом и мнение человека об окружающем мире изменится.

— Изменится в правильную сторону?

— Островский сказал, что толпа в театре превращается в народ.

Театр не отвечает за человека на вопросы, он их задаёт. Театр — это не агитка. Пусть у зрителей будут разные мнения, но пусть они задумываются о важных вещах.

Я и ребятам своим говорю — если спектакль никому не понравился, то это плохо. Если понравился всем — это ещё хуже. Спектакль должен вызывать спор, тогда он актуален.

Спектакль "Самый последний поцелуй"

— «Дети понедельника» — это явление сортавальской жизни. Какое место он в этой жизни занимает, что это за место?

— Изначально это было предприятие по творческому развитию ребят, артистов. Мы не хотели никаких творческих революций, каких-то культурных свершений. Всё было просто, я это всегда и говорил — ребята, давайте вместе с вами делать вас. Ведь сразу же развивается очень многое — коммуникабельность, ребята просто начинают читать книги.

Во время традиционного театрального фестиваля ещё в 90-е на Валаам приехала православная телекомпания «Союз». Они тоже спросили у меня о самой главной задаче. Я сказал — чтобы мальчики не стали бандитами, а девочки — проститутками.

Если человек связан с театром, то он не пойдёт убивать, воровать и насиловать. У него мировоззрение другое. За 15 лет никто из театральных ни в чём таком замешан не был. Это ведь не случайно.

У нашего театра статус любительского. Мы по определению непрофессионалы. Возможно, что это даёт и дополнительное ощущение свободы. Мы готовы ошибаться, пробовать, терпеть неудачи.

— Ну, а чем технически отличается любительский театр от профессионального? Декорации, актёры, пьесы, режиссёр — всё то же самое.

— Если в профессиональном театре, например, сказали — ставим вот эту пьесу, то актёр не может отказаться, потому что он за работу получает зарплату. У нас же каждая пьеса выбирается на общем собрании. Бывает, мне, как режиссёру, пьеса нравится, а актёрам не нравится. Я такую пьесу не возьму в работу, хоть сто раз буду от неё в восторге. Потому что ребята — я знаю — будут ходить на репетиции, как на каторгу. А бывает наоборот. Им нравится, а мне не нравится.

— И что тогда?

— Ищем консенсус. Если есть вещи, про которые я знаю, что они принесут театру успех, то я за них буду биться до последнего.

Так у нас получилось с гоголевской «Шинелью» — муторная повесть в понимании подростков. Им в школе её так преподавали, что они с отвращением теперь к ней относятся.

Спектакль "Овраг"

— Вы работаете с молодёжью, с детьми уже 15 лет. Вот меняются же дети, которые приходят в театр. Раньше были одни, теперь другие, какие-то новые качества у поколения появляются, а то, что было у предыдущих новобранцев — пропадает. Как дети изменились в течение этих лет и изменились ли?

— Сейчас люди даже в театральную академию поступают, вообще не зная ни литературы, ни музыки, ничего. Уровень школьной подготовки очень слабый. — А как было раньше, если сравнивать «тогда» и «сейчас»? — У меня свой метод, я школьную подготовку не оцениваю. Кстати, у меня в группах не только дети и подростки. В старшей группе люди по 30-40 лет.

Вот человек ко мне приходит или родители ребёнка привели. Всё начинается с разговора. Нужно пообщаться, тогда многое становится понятно. Подготовка сразу ясна, но я смотрю, как собеседник реагирует на вопросы, как ведёт себя. В сущности, я сразу оцениваю его способность именно к игре. С самыми маленькими мы и в кубики играем. Я смотрю, как ребёнок играет, что он делает. Получаю представление о его эмоциональности.

— Что потом?

— Никогда невозможно предсказать. Вот человек стихи, басню прекрасно читает. А в актёрской игре никакой. Оказывается, он солист, у него всё в режиме «моно». А в театре нужно влиться в коллектив. Я же сам тоже учусь постоянно, мои ребята меня и учат.

В последнее время стал уделять больше внимания уживчивости человека. Есть у человека прекрасные задатки артиста, но с людьми он не ладит — ничего не получится. Весь коллектив будет лихорадить, всё развалится.

— Есть ли сейчас при знакомстве с новенькими такие проблемы, которых не было раньше? Или всё улучшилось и проблемы исчезли?

— Бросается в глаза — приходят менее образованные ребята. В нулевых начитанность была больше. Потом был полный провал и вот три-четыре года назад уровень снова начал повышаться. Я им на лето, например, задаю список, говорю, что надо прочитать.

— И в школе им задают, и в театре опять тирания.

— Да, у нас такая диктатура. Хочешь — играй в нашу общую игру. Не хочешь — будем прощаться.

— Про книги говорили. А что задаёте, например, прочитать?

— Да всё детское — «Золотую розу» Паустовского, детские рассказы Чехова, Короленко, Горького. Это для детей от 6 до 12 лет. Позже уже нет смысла. Если приходит человек в 20 лет, то я для него ничего не могу сделать. Это уже не воспитание, это общение взрослых людей.

— Приближается памятная дата — 70-летие Великой Победы. Театр готовится к этому событию?

— Будет спектакль, сыграет старшая студия — 20-28 лет. Они прекрасно знают материал, знают историю. Но есть вот помладше ребята, так для них Отечественная война — это наши воевали с кем-то. Для них что Курская битва, что Куликовская битва — почти одно и то же.

— Почему так?

— Потому что в перестройку нам сказали, что патриотизм — это ложное понятие. И вместе с этим всё убили. И сами не знали, что с историей делать. Сейчас всё возвращается на круги своя. Мы делаем, что можем, и я, и мои сорежиссеры — рассказываем, показываем, учим.

С 15 по 20 мая будет идти спектакль по пьесе Алексея Дударева «Не покидай меня». Второе название — «Гастроли ценою в жизнь». Наша пьеса — это реальная история, это всё было на самом деле.

Вообще наш репертуар к датам не очень привязан. Мы же должны выбирать пьесы, которые нам по силам, в основном же дети играют.

И система у меня своя поэтому. Те, кто пришли, просто полгода сидят, впитывают в себя атмосферу, прежде чем попасть на сцену. Но есть исключения, когда потенциал налицо. Тогда сразу в спектакль и уж там выплывешь — хорошо, а не выплывешь... Но ведь рано или поздно каждому из них приходится выходить на сцену и сталкиваться с этой дилеммой.

— Театр ведь тоже проживает свою жизнь и меняется вместе с новым поколением. 15 лет существует театр и смена поколений не за горами.

— Да, будет следующий этап, другие артисты, другой репертуар, другой режиссёр. Но всё равно это будут «Дети понедельника».

Народный молодежный театр-студия «Дети понедельника» приглашает сортавальцев и гостей города на юбилейный капустник
«Хотите верьте, хотите нет, но нам уже 15 лет»
в Дом культуры 27, 28 и 29 марта в 19:00. Цена билета 150 рублей.

Комментариев пока нет

Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:



0,0215 s | 8 | 0,0809 s | 0,1024 s | cache