Десять вопросов к открытию сезона

1 ноября молодежный театр-студия «Дети понедельника» открывает свой 14 сезон.

1 ноября молодежный театр-студия «Дети понедельника» открывает свой четырнадцатый сезон. Накануне открытия сезона наш корреспондент встретился с художественным руководителем театра, заслуженным работником культуры Карелии Артуром Ладысевым.

— Артур Валерьевич, каждый год вы проводите набор в театр. Этот год не стал исключением?

— В этом году мы укомплектовали нашу старшую студию. Появились очень интересные ребята. После службы в армии вернулся в коллектив Владислав Терентьев. Принят на должность помощника режиссера Максим Таатинен. В мае мы набрали экспериментальную детскую студию, где занимаются дети в возрасте 4-7 лет, среди которых есть и дети актеров нашей старшей студии. Можно сказать, что уже появляются сортавальские актерские династии.

— В вашем театре целых три детские студии, как работается с маленькими артистами?

— Специфика работы с детьми состоит в том, что любое высказывание взрослых по отношению к ребенку должно быть, прежде всего, честным. С пониманием того, что эти ребята, хоть и маленькие по возрасту, но вполне уже личности, причем очень интересные. Основное заблуждение взрослых в том, что мы считаем себя умней детей. Дети — это совершенно потрясающий народ и очень талантливый. На занятиях и репетициях мы стремимся вовлечь ребят в творческий процесс, подключить к игре, к понятию того, как можно преобразовать жизнь. Только это поможет формированию маленького человека.

— Наверное, у вас есть уже какая-то тактика в работе с театральными новобранцами?

— Тактика проста. С одной стороны, мы с педагогами театра требуем беспрекословного выполнения заданий, которые нужны для освоения актерской профессии. С другой — пытаемся приобщить к театральной школе. Это фундамент, который определит успешность дальнейшего развития нашего студийца. При первом знакомстве с новыми ребятами мы говорим им о том, что наше искусство коллективное, и мы должны любить друг друга, что бы ни случилось — мы ведь семья. А спектакль — это наш ребенок и только в любви дитя становится красивым, счастливым и удачливым.

— Если творческий коллектив — это семья, то сам театр — это дом?

— У нас с ребятами есть стремление к этому. Мы не просто сошлись— разбежались. Мы вместе растем, размышляем о жизненных ценностях. Я считаю наш коллектив достаточно дружным: ребята разных возрастов относятся друг к другу уважительно и атмосфера, мне кажется, у нас доброжелательная.

— За 13 лет существования театра у вас ведь появились спектакли, которые вам особенно дороги?

— Конечно. И главное в этих спектаклях — тема, созвучная современности. Когда ты можешь донести до зрителя что-то очень важное и зал реагирует — плачет или смеется — тогда возникает то единение душ, ради которого зритель и ходит в театр, а актёр играет на сцене. Такими спектаклями для нас стали «Шинель» Н.В. Гоголя, «Город, которого нет» по П. Коэльо, «Танец одиночества» Ю. Зеленковой, «Красный сарафан» Н. Николаевой, «Кому мы мешаем» по повести К. Сергиенко «До свидания, овраг!»...

— Как вы считаете, должен ли театр сегодня быть ориентированным исключительно на зрителя, подстраиваться под его интересы?

— Желание понравиться публике — это нормальное, правильное желание. Но достоинство тоже нельзя терять. Театр должен приобщать зрителя к своему миру, вести его за собой шаг за шагом, делать лучше, добрее, честнее. Нужно всегда думать о том, чтобы зритель вышел со спектакля не «пустым», что-то вынес для себя.

— Театр — это одна из важных составляющих культуры. Почему наше государство все больше и больше снимает с себя обязанности «общенационального культуртрегера»?

— Я хочу привести слова Льва Толстого: «Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это и поэтому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это». Это было сказано давно, с тех пор многое изменилось. Сейчас уже сверху донизу понимают, что если у людей отнимут культуру, то в тупик попадут все, в том числе и те, кто это делает. Рано или поздно мы придём к осознанию того, что без собственной культуры нет народа. Лишь бы к тому времени остались люди, которые эту культуру сохраняют и приумножают.

Посмотрите, что происходит в школах. Резко сокращаются «гуманитарные» часы. А без гуманитарных предметов не может воспитываться культурный человек. В школах опять хотят ввести военное дело. Мы что, готовимся к войне? А почему не ввести в школах музыкальное, театральное, литературное «дело»? Тогда бы мы получили грамотную, духовную нацию. Конечно, советскую систему образования есть за что ругать, но, тем не менее, Пушкина и Лермонтова выпускники школ тогда знали.

Государственной думой принимаются тысячи законов, но среди них нет «Закона о культуре», о котором речь ведется с начала 90-х годов. Он еще в те годы был готов на бумаге. Но все наши политические пертурбации и смена руководителей отодвигают рассмотрение этого закона. А ведь от этого закона зависит деятельность Домов культуры, творческих коллективов, детских музыкальных и художественных школ, библиотек. Он дает и определенные права одаренным детям, ведь если мы не позаботимся о них, то нашу культуру точно ждет печальное будущее.

Я хочу привести пример Японии. У них в бюджете страны есть очень важная графа — средства «на воспитание нации». Традиционные ценности прививаются с детства, с национальной культурой знакомят с детства — учат её любить, гордиться ею.

— А какова, на ваш взгляд, сегодня ситуация с культурой в Сортавала?

— Знаете, однажды Цветаеву встретила подруга и спросила: «Марина, откуда при такой трагической жизни у тебя на лице румянец?». А она отвечает: «Милая, это из последних сил». Так и наша культура: держимся из последних сил.

К сожалению, развитие культуры в городе не всегда зависит от самих работников культуры. Парадокс, правда? Сейчас все зависит от финансирования. Это раньше искусство требовало жертв, теперь оно пожертвований просит. У нас культура в городе держится на спонсорах и родительской плате за занятия детей в творческих коллективах. Папы и мамы платят за то, чтобы в городе вырастали культурные и образованные люди.

А должно быть по-другому, государство в первую очередь должно быть в этом заинтересовано и должно реально заниматься этими вопросами.

— Недавно на территории Сортавальского района прошли выборы, сформирован новый Совет Сортавальского поселения. Там появилось много новых лиц. Может, теперь что-то изменится в лучшую сторону?

— Я не очень оптимистично смотрю на это. И вот почему. У нас за последние 10 лет ни разу на сессиях городского и районного Советов не поднимались вопросы культурного развития населения города, нет даже документа, определяющего культурную политику города и района. Пишем какие-то планы на месяц, на год. А потом отчитываемся: провели столько-то концертов, вечеров, присутствовало столько-то людей, из них взрослых — столько, детей — столько, пожилых — столько. Филькина грамота какая-то...

А культурная политика, как я считаю, должна быть рассчитана минимум на лет десять. Да и где гарантия, что нынешние депутаты не примут поправку к Уставу, где культура полностью будет переведена на самоокупаемость? Все может быть. Так что, поживем — увидим.

— И в заключение, скажите несколько слов о новой постановке, открывающей сезон.

— 14-й сезон открывается спектаклем старшей студии по пьесе Олега Рывкина «Мама, я женюсь!». Это веселая, жизнерадостная, полная неожиданных поворотов история о взаимоотношениях родителей и взрослых детей, о любви.

Спектакли будут идти в городском Доме культуры ежедневно с 1 по 6 ноября.

1 и 2 ноября будем играть благотворительные спектакли в поддержку Светланы Осуфьевой и Татьяны Валерьевны Емельяновой.

Приходите, мы ждём наших зрителей.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+