Стой! Кто идет?

Репортаж о борьбе с традицией ходить по весеннему льду с высоты воздушной подушки.

Вот не сказать, что мечталось прокатиться на таком аппарате. С другой стороны, и особых возражений не имелось. И вот сбылось, как-то так сошлось, что оказываюсь внутри судна на воздушной подушке...

Сначала глава администрации района подписал распоряжение о запрете выходить на лёд. Где-то же в это время двое из Приозерска пошли рыбачить, а 16 марта их в районе Хийтола уже доставали из воды спасатели. Вокруг места происшествия сидели другие рыбаки. Смотрели неодобрительно, вроде как мешают им ловить рыбу. Никто особо не интересовался, что там тянут из-подо льда.

Весной всегда приходится активизироваться органам и структурам. Хоть как-то надо реагировать на таяние льдов. Вот недавно Сортавальский ГИМС получил судно на воздушной подушке — самое то для ледового патруля. На берегу главный гимсовец Владимир Пенюта проводит инструктаж, объясняет цели и задачи: «...22 марта... совместное патрулирование... судно СВП-11... ледовая разведка... всех мы наказать не сможем».

В составе патруля сотрудники ГИМС Виктор Субботин, Иван Попов, от полиции старлей Александр Ерёменко, от городской администрации завотделом гражданской обороны Борис Чукрин. Ну и представители СМИ в довесок. Разграничение обязанностей такое — гимсовцы обеспечивают транспортное средство, полицейский занимается протоколами, представитель администрации добавляет веса мероприятию, а СМИ про это рассказывает. Все при деле.

СВП-11 приподнимается и бочком отваливает в Ладогу. То ли едешь, то ли летишь. Надо льдом идёт ровно, без напряга, на чистой воде ход падает и двигатели начинают подвывать. Странный всё-таки аппарат — два движка от двенадцатой «Лады», два барабана с лопастями, кабина, подушка резиновая с бахромой. Кто эту фигню придумал — гений просто.

По весне на Ладоге всегда что-нибудь приключается. Сюжеты все на один манер — рыбалка, Ладога, провалился под лёд. В этом году по нашему району в списке потерь техники снегоход и «Нива-Шевроле». Про двоих взрослых уже сказали, а в Сортавала погиб ребёнок. Под Олонцом льдину оторвало с рыбаками.

В заливе Ляппяярви полно народа. В позе «зю» над лунками. На них внимания не обращаем. Все и так под присмотром со спасательной станции, если что — успеют прийти на помощь. А нет — судьба такая.

Подушка разгоняется, минуем пару широких промоин, обросшую торосами полосу разлома. У Риеккалансаари бредёт куда-то по льду мужик с ледобуром на плече и с шарабаном за спиной. Полицейский Ерёменко объясняет рыбаку суть дела и уводит в каюту составлять протокол. Протокол составляется долго, потому что полицейский Ерёменко первый раз в таком рейде. И вообще полиция не очень приветствует такое факультативное времяпрепровождение. В других регионах обходятся без полиции. Вот бы у нас тоже, так нет. Несмотря на всю представительность нашего экипажа, сделать можно немного. Административная ответственность для нарушителей запрета наступает лишь в виде денежного штрафа от 100 до 500 рублей. Это если нарушитель спокойный. В следующий раз нас слегка послали. Из-за ста рублей догонять не стали, и нарушитель быстрым шагом отправился в сторону берега, выражая спиной обиду и несогласие.

В районе «Чапайки» группа из двух бывалых рыболовов вступила в дискуссию с нашим десантом и почти одержала победу в отстаивании местных традиций. Основные постулаты — «Мы всю жизнь здесь и знаем, как надо, хоть и проваливались, но сами справились»; второй постулат состоит из труднопереводимого на административный язык набора сильных выражений. Дело кончилось миром, благо до берега было метров двадцать. Вручили листовки. Листовки шикарные, на глянцевой бумаге. Узнаю сам из них, что запрещается: выходить на лёд толщиной менее 7 см, проверять прочность льда ударами ног, делать много лунок и собираться толпой в одном месте, вообще прыгать и бегать по льду. И рекомендации, как двигаться по льду и как оказывать первую помощь терпящему бедствию.

Взамен послушали байку, как сколько-то лет назад на Ладоге сгинул олигарх. Провалился под лёд на машине. Снаряжение у него было самое шикарное, говорят, даже шнек был позолоченный. Потом много ныряли, но утопших богатств так и не нашли.

Живём на Ладоге, подлёдный лов — это наше всё, Пушкину далеко. Страсть наравне с футболом и алкоголем. Не ради же десятка окушков и плотвиц снаряжаются и по тонкому льду каждые выходные — вертеть лунки. Бывает — проваливаются, бывает — тонут, бывает — технику топят. На ладожском дне уже завалы из этой техники.

С другой стороны, при всём уважении к местным традициям и рыболовческим страстям — это не дело, когда люди подвергают себя опасности. Поэтому будут и дальше баннеры с предупреждениями, и распоряжения о запрете выхода на лёд, и рейды, и протоколы, и детям объясним в школе — не рискуйте, мол, на весеннем льду.

Никто не против рыбалки.

Но жизнь дороже.

И не всегда где-то рядом окажется спасатель на воздушной подушке.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+