Человек особых профессий

Ежегодно 19 марта в России отмечают свой профессиональный праздник моряки-подводники.  Дата не является случайной, ведь именно  19 марта 1906 года в русском флоте подводные лодки  были выделены в отдельный самостоятельный класс боевых кораблей. История наших военно-морских сил началась ещё во времена Российской империи, впоследствии получила своё развитие в период советской власти, и ныне продолжается в современной России.  Наш корреспондент побеседовала с Сергеем Германовичем Данилиным, который занимал важный секретный пост  на атомной подводной лодке. О специфике службы моряков-подводников и жизненном пути сортавальца читайте в нашем материале.

- Сергей Германович, как началась ваша служба  на флоте?

- В 1978 году после окончания школы я был призван в армию. Попал под Ленинград на Чёрную речку, на распределительную базу. Был сагитирован курсантами школы техников ВМФ на продолжение срочной службы в качестве курсанта. Успешно сдав экзамены, поступил на первый курс школы техников ВМФ имени Кирова. Это было в 1980-м году. После первого курса поехал на двухмесячную стажировку. Там уже ходили в боевые походы, тренировались, принимали участие  в учениях.

По квалификации я был радистом. Успешно завершив обучение, получил направление в Гремиху – это пункт базирования северного флота в Мурманской области. После стажировки по распределению попал на атомную подводную лодку в Северодвинск. Прибыв туда, я был назначен техником по засекреченной автоматической связи. Полгода мы были на заводе «Звёздочка», стояли  на ремонте. Там же познакомился со своей будущей женой. Сыграли свадьбу.

После окончания ремонта меня направили в посёлок Видяево Мурманской области для прохождения дальнейшей службы. Целый год наша подлодка проходила испытания, а я был назначен командиром катера.

Далее начались трудовые служебные будни: моря, походы. В 1992 году мы совершили первую боевую автономку в Атлантический океан. Проходили Гибралтарский пролив. Нам было всё интересно, даже купались в Атлантике. Вода, как сейчас помню, была зеленоватая и очень тёплая. За время похода увидели множество иностранных кораблей, вертолётов. Кроме того, несли боевую службу в водах Северного Ледовитого океана и даже на Кубе.

- Случались ли чрезвычайные ситуации на подлодке?

- Было много внештатных ситуаций. Во время службы происходило всякое: мы и тонули,  и горели. И гонялись за нами,  и мы гонялись за кем-то.

Когда я был ещё курсантом, при погружении у нас заклинило горизонтальные рули, и мы опустились на глубину  180 метров, а критическая глубина была 220 метров. Тут, я, конечно, вспомнил и родителей, и жену. Как говорится, вся жизни промелькнула перед глазами  за один миг.

В другой раз, случился пожар - один из отсеков оказался задымлённым. А на лодке всё строго и регламентировано: каждый член экипажа  находится в своём отсеке на боевом посту. Пока члены экипажа бегали и тушили возгорание, я, согласно установленным правилам, сидел в противогазе и ждал возможной команды  на уничтожение аппаратуры. Ведь лодка была особая, на ней находилось много секретной аппаратуры. Мой пост как раз и был секретным.

- В чём заключалась ваша работа на подлодке?

- Вахта у нас длилась четыре часа. Но, из-за моей специфики работы, я не стоял на вахте. Моя работа начиналась, когда проводился сеанс связи. Остальное время я работал с аппаратурой, с шифрами, печатал документы командиру, принимал нужные сведения. Словом, вся информация проходила через мои руки.

- Как устроена бытовая жизнь моряков во время похода?

- Быт на подводной лодке был налажен. Мы хорошо питались, праздновали дни рождения членов экипажа. У нас в команде находился отличный кок из Карачаево-Черкесии,  до этого он работал шеф-поваром в ресторане.

Первое погружение было очень запоминающееся  и с определенной долей армейского юмора. При посвящении в подводники по традиции пили морскую воду. Она такая противная, холодная и горькая.

Досуг проводили по-всякому. Играли в карты, нарды  и домино. Помимо своей работы, я был ещё в должности киномеханика. Перед тем как лодка уходила в море, я получал  на руки около сотни кинофильмов. И когда было свободное время, мы их смотрели.

- Каким было самое длительное погружение в период вашей службы?

- Самое долгое погружение длилось неделю. За это время каких-то острых нужд мы не испытывали. Потребности  в кислороде не было, ведь работали специальные машины; с питьевой водой тоже был порядок – на борту имелось опреснительное оборудование. Кроме того, в одном из отсеков располагалась настоящая баня. Можно было хорошо попариться и помыться.

- Поддерживаете ли вы общение со своими товарищами по службе?

- Сейчас мои товарищи уже все пенсионеры. Жизнь нас раскидала по разным городам и странам. Связь мы поддерживаем как по телефону, так и через интернет. Поздравляем друг друга с праздниками. Раньше собирались на встречи, но сегодня уже в силу возраста это делать трудно. Однако, благодаря видеосвязи, есть возможность не только поговорить,  но и увидеть друг друга, вспомнить былые времена.

- По интересному стечению обстоятельств, в марте вы отмечаете сразу два профессиональных праздника: 19 марта – День моряка-подводника, а 22 марта – Международный день таксиста. Расскажите, как из моряков-подводников вы попали  на работу в такси?

- Когда уволился со своей службы, мы с женой переехали в Карелию, сюда – в город Сортавала, где я устроился в дивизию, в батальон связи. Опять же ушёл работать в связь. В течение месяца возил начальника штаба на специальной  машине с секретной аппаратурой. Я был и радистом,  и водителем одновременно. Так проработал до самой пенсии.

В 2004 году подрабатывал частным извозом. Но вскоре решил устроиться водителем  в фирму такси. Работа мне нравится. Уже привык к режиму: день - ночь, отсыпной - выходной. По сути, та же самая рутина, только уже дома, а не в море.

Работаем по 12 часов. Есть своё помещение, где мы можем на перерыве отдохнуть и перекусить. Диспетчера нам дают информацию, куда нужно ехать.

02h784hf3

- Как проходят рабочие будни таксиста, и что вам рассказывают пассажиры?

- Таксист – он словно психолог. Есть пассажиры, которые могут за время пути, рассказать тебе чуть ли не про всю свою жизнь. Особенно это любят представительницы прекрасного  пола. Но мужчин тоже не стоит исключать, ведь у каждого человека может что-то случиться или просто нужно кому-то выговориться. Поначалу было непривычно, а сейчас уже свыкся.

Из нестандартных ситуаций и пассажиров можно вспомнить разве, что на наркоманов нарывался. Мне даже один раз прыснули баллончиком в глаза. Но, в основном, к счастью, народ садится в такси весёлый и добродушный, приличные  и достойные люди. И сам пошутишь, и пассажир с тобой о чём-нибудь интересном побеседует.

Мне больше всего нравится работать в ночное время. Светофоры не работают, машин  и людей на улицах мало.

- Что делать, если ломается машина на работе?

- Такое иногда случается,  и никто от этого не застрахован. Тогда звонишь, ребята приезжают, дотащат автомобиль  до станции техобслуживания. Там машину починят. Самостоятельно автомобиль не ремонтирую, для этого есть специалисты, которые занимаются ремонтом профессионально  и отвечают за результат.

- Сложно ли работать  в праздники?

- У меня почти все праздники выпадают как рабочая смена. Тут есть свои «за» и «против». Из положительного, что народ в праздники очень много ездит, кто в гости, кто из гостей.  А из грустного – как во время службы на подлодке – не хочется жену оставлять дома одну.  Но благо, что рядом есть родные и друзья.

Пользуясь случаем, хочу поздравить всех таксистов  и водителей с Международным днём таксиста! Моряков-подводников также поздравляю с праздником! Желаю, чтобы количество погружений ровнялось количеству всплытий. Попутного ветра и семь футов под килем!

Анна Котова.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+