Есть ли жизнь в нацпарке?

Поездка в национальный парк «Водлозерский» помогла убедиться в отсутствии в ООПТ тех запретов, которыми пугают сортавальцев.

Мы проехали почти 1600 километров — до затерянной в пудожских лесах деревни Куганаволок и обратно — чтобы своими глазами увидеть, как живется людям на той территории, которая входит в границы национального парка. Ведь недаром говорят: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Приехали. Увидели. Своим глазам, а также объективу фотоаппарата, приходится верить: в нацпарке «Водлозерский» не обнаружилось тех запретов, которыми вот уже три года «пугают» сортавальцев участники инициативной группы против создания НП «Ладожские шхеры». Здесь разрешены сбор грибов и ягод, рыбалка и пользование «моторками», никто не чинит местным жителям препятствий в продаже или покупке домов. Когда мы задавали «каверзные» вопросы на эти темы, местные жители даже не сразу понимали нас, а потом удивлялись: «Да что вы! Ну нет у нас таких запретов!»

4 сентября на митинге противников создания НП «Ладожские шхеры» всем желающим предложили записаться на экскурсию в любой нацпарк, чтобы лично удостовериться, «есть ли жизнь» на охраняемой природной территории — или кругом одни запреты и препоны. К сожалению, этим отличным шансом решили воспользоваться лишь 7 человек: представители администрации района, инициативной группы против создания парка и просто неравнодушные сортавальцы. И вот 18 сентября комфортабельный микроавтобус «Форд» помчал нас в Петрозаводск, где к нам присоединился специалист Министерства по природопользованию и экологии Республики Карелия Иван Кипрухин.

Первым пунктом нашей программы стало посещение визит-центра Национального парка «Водлозерский» в Петрозаводске. Надо отметить, что руководители и специалисты нацпарка встретили нас с искренним радушием, подготовили для сортавальской делегации интересные экскурсии, потчевали чаем-кофе, и главное — с готовностью отвечали на любые вопросы. 

Работа для местных жителей

Итак, первая экскурсия — в визит-центр в Петрозаводске. Главный специалист по экологическому просвещению Любовь Буренина провела нас по семи залам экологической «тропы». Здесь красиво, как в музее — тут и «лесная полянка» с цветами, и 3D-макет водлозерских глубин с их обитателями, и старинная изба коренных жителей-водлозеров...

Мы узнали, что НП «Водлозерский» был создан в 1991 году, он расположен на огромной площади почти в полмиллиона гектаров на территориях Республики Карелия и Архангельской области. Только благодаря нацпарку, здесь удалось сохранить крупнейший в Европе массив коренных лесов европейской тайги, отдельные деревья которого достигают 500-летнего возраста. В лесах водятся бурый медведь, рысь, росомаха, орлан-белохвост — символ нацпарка — и другие редкие птицы и звери.

Охрана природы гармонично сочетается с туризмом: ежегодно нацпарк посещают более двух тысяч человек. Посетителей ждут обустроенные лесные кордоны и пешеходные маршруты различ-ной сложности, сплавы на байдарках, рафтах и каноэ, рыбалка, лыжные маршруты, различные приключенческие программы, экологические фестивали, праздники... Получается, «жизнь в нацпарке» не только есть — она еще и очень увлекательная и разнообразная.

С особым интересом выслушали сортавальцы рассказ о детских программах нацпарка. Например, ежегодно здесь работает детский экологический лагерь «Калипсо», а в прошлом году впервые была организована смена для ребят с нарушениями зрения. В лагере отдыхают и приобщаются к тайнам природы дети со всей Карелии, в том числе и Сортавала. «Хорошо бы у нас такое сделать! — некоторые участники нашей делегации воодушевились услышанным. — Может быть, нацпарк — это не так уж и плохо?»

Ребятишкам — радость общения с природой и экопросвещение, а взрослым — плюс к этому, еще и рабочие места. В нацпарке 140 штатных сотрудников, также есть работники, нанятые по договорам гражданско-правового характера. Инспекторский состав — более 40 человек. Платят им, по здешним меркам, неплохо (в пределах 18-20 тысяч рублей). 85% сотрудников — жители Республики Карелия (город Петрозаводск, поселок Валдай Сегежского района, деревня Куганаволок Пудожского района). Остальные 15% — жители города Онега и Онежского района Архангельской области, так как территория парка расположена в двух субъектах Российской Федерации. По сути, все работники — местные жители. 

Зона свободного доступа

Затем на наши вопросы ответили специалисты нацпарка во главе с заместителем директора по экономике и административной работе Вячеславом Дедовым. Как выяснилось, поначалу было недоверие к нацпарку со стороны местных жителей (как и в нашем районе), но сегодня с ними сложились нормальные, конструктивные отношения. «Когда кто-то следит за домом — это всегда лучше, чем дом без хозяина!», — таким получился главный вывод нашего разговора. Тем более, когда финансирование осуществляется не из небогатого местного, а из федерального бюджета. Ведь нацпарк — это федеральное государственное бюджетное учреждение.

Ознакомились мы и с правилами посещения НП «Водлозерский». Это зависит от зонирования территории: зоны традиционного природопользования, лесохозяйственная и рекреационная открыты для посещения. Какие-то ограничения или запреты касаются только заповедной и особо охраняемой зоны. К сведению, в создаваемом НП «Ладожские шхеры» почти 90% площади находится за пределами этих зон.

Самым «страшным» оказалось следующее — на пребывание на территории нацпарка «Водлозерский» необходимо получить разрешение, а останавливаться на ночевку, разводить костры можно в специально обустроенных местах. Но таких мест оборудовано здесь более чем достаточно. Так, на каждом из почти 200 островов Водлозера есть обустроенные стоянки. Разрешение также получить несложно в любом из визит-центров.

Есть ли плата за пребывание в нацпарке? За пребывание на его территории в течение дня плата с посетителей не взимается. Но если люди остаются на ночевку — значит, они пользуются инфраструктурой парка. Пользование рекреационной инфраструктурой и услугами является платным, что вполне логично — ведь в оборудование кемпингов, туалетов, навесов, костровищ вложены средства. Но эта плата совсем невелика — 250 рублей за 10 дней. Местные жители туризмом не занимаются, они здесь просто живут. То есть, инфраструктурой обычно не пользуются (зачем им ночевать на острове, если рядом дом?) — и, соответственно, не платят. Ну а если захотят пожить на природе — то могут оформить льготное годовое разрешение за 350 рублей.

Местными жителями считаются отнюдь не только жители деревни Куганаволок, но и всего Пудожского района. 

Дорога без шлагбаума

Чтобы увидеть все своими глазами непосредственно на территории нацпарка, мы отправляемся в Пудожский район. Каких-то 424 километра — и мы в Пудоже. После сытного ужина и ночевки в комфортабельном отеле «Уют» с утра пораньше выезжаем в деревню Куганаволок — тот самый населенный пункт, который находится на территории нацпарка. (Надо подчеркнуть, что планируемый у нас НП «Ладожские шхеры» создается только на землях государственного лесного и водного фондов, то есть — участки земель сельхозназначения, населенных пунктов, дачных кооперативов и отдельных дач вырезаны из границ парка, они не войдут в него).

У въезда в нацпарк останавливаемся сфотографироваться — и в самом деле, невозможно удержаться, увидев такую красоту. В деревню Куганаволок и в нацпарк ведет единственная дорога, но никакого шлагбаума здесь нет. Подъезжаем к зданию Водлозерского филиала и пожарно-химической станции. Там нас уже ждет сам директор ФГБУ «Национальный парк «Водлозерский» Алла Юрьевна Гудым. Она специально нашла время для нас, чтобы рассказать о деятельности нацпарка, ответить на все наши вопросы и сопроводить на экскурсию по Водлозеру.

Алла Юрьевна рассказывает, как много делается для развития нацпарка за счет средств федерального бюджета: так, пожарно-химическая станция построена именно на федеральные деньги. На эти средства также приобретено все необходимое оборудование. Тушение пожаров на территории нацпарка осуществляется за счет федерального бюджета. Согласитесь, разве это плохо? Не тратятся деньги из местной и республиканской казны. Даже вертолеты для тушения огня в лесу, при необходимости, заказывают за федеральные же средства. Понятно, что и зарплату сотрудники национального парка получают из федерального бюджета. Алла Юрьевна демонстрирует любопытным сортавальцам пожарную машину, с помощью которой тушат не только лесные пожары, но и все пожары в деревне.

В здании — своя котельная, душевые комнаты и туалеты, шкафы для спецодежды — словом, все удобства для сотрудников. Рядом со зданием установлена вышка, где разместят камеры с дальностью обзора до 30 километров с целью обнаружения пожаров. На «вооружении» есть судно на воздушной подушке, новые катера. 

Нет запретов!

Нас интересуют отношения нацпарка с местными жителями. Как выясняется, парк содействует развитию экологического туризма и совсем не против, чтобы местные жители в качестве ИП принимали гостей или катали их по озеру на частных катерах. Мы идем полюбоваться на новый катер, приобретенный за счет федерального бюджета для нужд нацпарка.

На берегу озера стоят моторные лодки местных жителей, пасутся коровы. Никакого запрета на «моторки», как очевидно, нет. Пользование моторными лодками разрешено на 9 озерах нацпарка, в том числе — и на самом крупном Водлозере, где допускается мощность мотора до 100 лошадиных сил. Все это четко прописано в Положении о нацпарке. Местные жители содержат домашний скот, занимаются огородничеством. На это также нет запретов.

В Положении недвусмысленно разъясняется, что пресловутый сбор грибов-ягод, а также рыбалка разрешены. Цитирую: «Гражданам, постоянно проживающим в Пудожском районе Республики Карелия, разрешается заготовка дикорастущих ягод и грибов для собственных нужд без использования промышленных орудий заготовки в зоне традиционного природопользования». (Я говорю здесь только о территории НП в Карелии).

Интересны нормы вывоза рыбы и даров леса, установленные в Положении: «Для граждан, постоянно проживающих в Пудожском районе Республики Карелия, посёлках Валдай Сегежского района и Сергиево Медвежьегорского района Карелии, Онежском районе Архангельской области: 10 голов рыбы (щука, судак) на человека, но не более 20 голов на группу. Лещ, язь — без ограничения. 30 кг грибов и ягод на человека, но не более 90 кг на группу». По-моему, этого более чем достаточно!

Туристы также могут собирать грибы-ягоды, в пределах 10 кг на душу, могут рыбачить (нормы вывоза там чуть меньше). 

Дома никто не «отбирает»

«Национальный парк, по сути, „градообразующее“ учреждение для деревни Куганаволок, — отмечает Алла Юрьевна. — Поэтому мы решаем не только природоохранные задачи, но и социальные проблемы». Например, есть проблема с уборкой мусора — в районе нет полигона для бытовых отходов. А девать его куда-то надо! Поэтому тележка нацпарка собирает мусор по деревне — бесплатно. В нацпарке заинтересованы в чистоте территории. За федеральные деньги все вредные отходы своей производственной деятельности — аккумуляторы, ртутные лампы — вывозят в Петрозаводск. На средства от оказания рекреационных услуг собираются обустроить площадку для сбора мусора, подумывают даже об организации раздельного сбора отходов.

После того, как мы разобрались с вопросом грибов, ягод и рыбалки, выяснив, что никаких запретов нет, сортавальцы выразили свое беспокойство по поводу возможности продажи и покупки домов и дач на территории нацпарка. Как выяснилось, продажа земельных участков и домов осуществляется местными жителями самостоятельно. Они не испытывают никаких проблем с распоряжением своей недвижимостью. Также они могут получить лес на ремонт своего жилья, или построить новый дом в границах населенного пункта.

Приоритетное право НП на приобретение расположенной в его границах недвижимости фактически не использовалось. Поскольку на приобретение бюджет должен был выделить деньги, а затем приобретенную недвижимость поставить на баланс нацпарка и содержать. Продать или перепродать ее было бы нельзя. Теперь же, в связи с изменениями в законодательстве, это право вовсе исключено.

К слову, на территории создаваемого НП «Ладожские шхеры» ни домов, ни дач нет — только земли лесного фонда, где строиться и без парка нельзя. 

Учтут мнение сортавальцев

Следующая экскурсия — в местную школу, где обучаются всего 25 детей, плюс еще 15 ходят в детский сад. «Мы все местные жители, и живем здесь давно, — рассказывают директор школы Лариса Левина и педагоги. — С первого дня создания нацпарк сотрудничает со школой. Благодаря проектам парка, наши ребята побывали в Америке, Норвегии, Финляндии. Бесплатно — родители лишь оформляли загранпаспорт и визу. Мы уж не говорим про Санкт-Петербург или Петрозаводск, такие поездки бывают ежегодно. Парк возит детей на экскурсии (бесплатные) по местным достопримечательностям. Заключен договор с нацпарком о сотрудничестве по различным направлениям — экспедиции, исследовательская работа и так далее.

Действует проект „Школа в национальном парке“, в его рамках ребята недавно посетили музеи и театры Петрозаводска». Интересно, что здешние сотрудники нацпарка — местные, то есть выпускники этой школы. После обучения они возвращаются в родную деревню. А это говорит о многом!

Мы в очередной раз задаем свои вопросы про ягоды, грибы, рыбалку и недвижимость. Сначала педагоги не могут нас понять, а потом улыбаются: «Это просто смешно! Что вы, нам ничего не запрещают — многие держат здесь коров, огороды, а что касается ягод, так у нас в деревню даже выезжают приемщики лесных даров. Все рыбачат, пользуются моторками. Парк не мешает нам продавать свои дома — да вон дом стоит, продается. А в особо охраняемую зону нам и ездить незачем — когда рядом всего полно. Мы не припомним, чтобы случались какие-то конфликты между нашими жителями и инспекторами парка. Нацпарк, наоборот, только помогает нам! Если жители хотят открыть гостевой дом для туристов или заниматься „извозом“ на катере — малый бизнес только поощряется».

Озеро кормит и поит жителей деревни, поэтому большинство из них относится к природе с любовью и уважением. «А если бы парка не было — лес давно бы весь вырубили, ведь кругом леспромхозы. До границ парка все порублено», — констатируют наши собеседники.

День завершается волшебной прогулкой на катере (да-да, моторном, причем это частное судно местного «извозчика») по Водлозеру и посещением жемчужины Водлозерья — Ильинского погоста XVIII века, где ныне расположен мужской монастырь. Мы увозим с собой незабываемые впечатления...

Участники нашей делегации ясно увидели, что не так уж страшен парк, как нам его малюют. При этом все выразили пожелание: хорошо бы заранее познакомиться с Положением о нацпарке, еще до его создания! Тогда бы у сортавальцев не осталось никаких сомнений или опасений. Как выяснилось, это возможно. Специалист Минприроды Иван Кипрухин подчеркнул, что министерство намерено провести заседание рабочей группы по развитию федеральных ООПТ и рассмотреть вопрос о планируемом национальном парке «Ладожские шхеры», а также пригласить представителей инициативной группы и участников поездки.

На заседании рабочей группы обсудят предложение по подготовке тех пунктов Положения, которые касаются режима особой охраны. Если в рабочей группе примут такое решение, Положение будет разработано и направлено в местные администрации. Затем специалисты администрации нашего района должны будут вместе с сортавальцами обсудить Положение и внести в него необходимые дополнения. Надеюсь, тогда все «страшилки» и мифы о нацпарке будут окончательно развеяны.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+