Когда закончится война

В 2014 году добровольцы поискового отряда «Ладога» нашли останки 26 бойцов. Установлены имена двоих.

Недавно представителям Демянского района Новгородской области были переданы останки красноармейца Николая Андреева, погибшего под Райвио летом 1941 года. Место его гибели обнаружили поисковики из отряда «Ладога». Они и установили личность павшего бойца, как и многих других, погибших на карельской земле.


От школьников до наших дней

Поисковый отряд «Ладога» ведёт свою историю с 1987 года. Вернее, тогда ещё никакого отряда «Ладога» не было, а была группа школьников-энтузиастов под руководством Сергея Карпеченко. Существовала группа при школе посёлка Туокслахти. Потом ребята подросли, школу окончили, но заниматься поисковой работой не бросили. Существовали какое-то время сами по себе, но потом начали возникать трудности с оформлением документов на производство поисковых работ. Везде требовался официальный статус, нужно было, как говорится, «где-то числиться».

Были знакомые в Петрозаводске из поискового отряда «За Родину!». Вступили туда. Потом выяснилось, что у отряда «За Родину!» не очень хорошая репутация, поэтому пограничники несколько раз отказали в допуске. Этот отряд несколько раз менял название, но отношения с контролирующими ведомствами оставались напряжёнными. В конце концов, решили создать собственный поисковый отряд.

Официально на бумаге ПО «Ладога» появился в 2005 году после нескольких лет административных метаний. Сейчас списочный состав «Ладоги» — это около 40 энтузиастов. Кто откуда — из Туокслахти, Сортавала, Хелюля, из Лахденпохья и Элинсенваары, есть ребята из Питера, из Рускеала.


Книги нам помогут

Вообще не так всё просто. Нельзя пойти и начать копать. Прежде всего нужно получить аж четыре согласования — от военкомата, от полиции, от ФСБ и от местной администрации. И если в Петрозаводске в какой-нибудь базе данных соответствующего ведомства не сказано, что вы что-то нарушили при проведении очередного рейда, то вам дадут «добро» и даже посодействуют в работе.

Сергей Карпеченко:
«Выезжаем мы не куда попало, а по уже разработанному маршруту в конкретное место. Для определения такого места изучаем документы военных лет. Полезны оперативные сводки подразделений — наших и финских. В Финляндии продолжает печататься много документальных книг о войне, есть совместные российско-финские книжные проекты, наши тоже выпускают литературу по этой теме. Конкретно о наших местах книг нет, но в книгах о Карельском перешейке Сортавала всегда присутствует.
Правда, не всегда информация в книгах соответствует действительности. Финские авторы частенько «путаются в показаниях». Пишут, например, что был жуткий бой в каком-то месте, стороны понесли тяжёлые потери. Выезжаем на место, а там десятка полтора гильз и всё. И тут же рядом какая-то развилочка дорог, о которой вообще нигде не упоминается, — там солдат начинаем собирать…»

Есть у поисковиков и свои «полезные знакомства». Вот краевед Сергей Баркалов из Приозерска. Он изучает военную историю, имеет свои профессиональные контакты в Финляндии — очень помогает в установлении точных дат и мест боёв.


кто ты, солдат?

В этом году тоже начали работать в мае, в районе местечка Ристилахти. Кстати, поиск в этих местах отряд ведёт с 2006 года и каждый сезон обнаруживает что-то интересное. Именно здесь летом 41-го шли ожесточённые бои. Наши пограничники попали в окружение и прорывались с боями, отбивая атаки финнов и переходя в контратаки.

Сергей Карпеченко:
«Ну вроде бы всё мы изучили в этой местности, всё знаем. А вот берём с собой нового человека и он «незамыленным» взглядом видит то, что мы просмотрели. Здесь мы «подняли» немало наших бойцов...»

В этом году поисковики нашли останки шести наших солдат. Троих нашли в местечке Райвио, одного опознали по солдатскому медальону. В цидулке значилось — Андреев Николай Матвеевич, красноармеец 461-го стрелкового полка 142-й стрелковой дивизии, уроженец Демянского района в то время — Ленинградской области. Нашли их в воронке от снаряда. Видимо, трупы сбросили туда после боя и присыпали землёй.

Родственников бойца найти не удалось, зато связались в Демянске с тамошним поисковым отрядом. Представители из Демянска приехали и забрали останки, так что солдат будет похоронен как полагается — на воинском кладбище в родных местах. Останки ещё троих бойцов были обнаружены поисковиками «Ладоги» в районе посёлка Ляппяселькя. Их личность установить не удалось.

Сергей Карпеченко:
«Вообще с медальонами очень плохо обстояло дело именно в 168-й «бондаревской» дивизии. Здесь красноармейцам выдавали так называемые «ладанки». Они представляли собой что-то вроде маленького металлического портсигарчика, в который и вкладывалась бумажка с именем и другими данными бойца. Никакой герметичности, соответственно, не было, да и сам медальон уничтожался коррозией очень быстро.
В основном те бойцы, личность которых нам удаётся установить, служили в 198-й стрелковой дивизии. Это та дивизия, которую бросили в контрнаступление в 1941-м, погибших было очень много в конце июля — начале августа. Личному составу этой дивизии выдавали солдатские медальоны в виде эбонитовых капсул — герметичных и не подверженных ржавчине. Если бумажку не съедал грибок, то сохранность была практически идеальной...»


На вахте

Работает отряд «Ладога» и на выезде совместно с коллегами из других городов. Это называется «вахта». В прошлом году были в Видлице и в Лоймола. Это мероприятие республиканского масштаба. В Лоймола, например, собралось около 300 поисковиков.

Сергей Карпеченко:
«В Видлице «работали» по госпитальному захоронению 1944 года. Указан район захоронения, но точное место не было обозначено на карте. Четыре дня искали, проверяли каждый сантиметр. Нашли. «Подняли» останки 22 человек. В этом году тоже были на вахте в Видлице, искали второе захоронение, но пока безуспешно. Зато нашли самолёт — советский штурмовик Ил-2. Номер борта уже установили, нашли и одного погибшего пилота. Сейчас через архивы устанавливают и весь экипаж — имена, звания».


Свидетели и свидетельства

В 2014 году добровольцы отряда «Ладога» «подняли» 26 бойцов. Установлены имена двоих. Родственников погибших найти не удалось. Останки 22 красноармейцев преданы земле в посёлке Заозёрный. Четверо будут захоронены в ближайшее время. Поисковики не часто находят на местах боёв оружие. Финны аккуратно собирали всё оружие, которое оставалось после боёв. Больше всего шансов найти оружие там, где финны отступали, так как наши трофейные команды работали не так тщательно.

Сергей Карпеченко:
«Есть и такое понятие — «сапёрный сброс». Это когда собранное оружие скидывают в какую-нибудь яму, чтобы не тащить его на себе до пункта сбора. Кто там будет проверять — всё собрали или нет? Но найти такие «оружейные захоронения» можно редко. Вообще оружие попадается нам почти случайно. Только один раз мы нашли останки бойца с винтовкой. Только один раз».

Зато другие артефакты попадаются достаточно часто. Как правило, это пробитые каски, ложки, пуговицы, пряжки, подсумки. Намного реже обнаруживаются котелки и фляги — финны эти предметы ценили и редко оставляли в братских могилах. Обмундирование найти почти невозможно, всё давно съедено временем, включая прочные брезентовые ремни.

Сергей Карпеченко:
«Более-менее в хорошем состоянии мы нашли шинель в одном из захоронений в прошлом году. На ней сохранилась и петлица младшего сержанта. Фамилия хозяина шинели тоже установлена — Самойленко, командир отделения 184-го отдельного сапёрного батальона. Но чтобы сохранилось обмундирование нужно определённое стечение удачных обстоятельств — прежде всего, чтобы был ограничен доступ воздуха. Например — когда много людей в одной могиле. Или во влажной среде находим останки».

Нет среди трофеев поисковиков и боевых медалей. Ну, какие ордена и медали в первые дни 41-го? А вот значки и нагрудные знаки есть. Очень распространённые — «Ворошиловский стрелок», «Воин-спортсмен». Есть уникальный значок «Х Олимпийские игры в Лос-Анджелесе 1932 года». Насколько известно, наши в этих играх не участвовали. Скорее всего, это уже трофейный значок, снятый с финна или взятый на каком-нибудь хуторе.

Когда закончится война

Стараниями Сергея Карпеченко и ребят из «Ладоги» ежегодно пополняется новыми экспонатами школьный музей в посёлке Заозёрный. Вот последняя находка, сделанная 21 июня — пенал с комплектом ЗИП для пулемёта Дегтярёва. Отыскали пенал в районе Райвио. В этом музее и так уже самая солидная военная экспозиция в районе, но каждый сезон добавляет артефактов — молчаливых свидетелей боёв и трагедий.

Сколько их ещё будет — установленных имён, преданных земле останков, солдатских фляг, пробитых осколками касок и пуговиц от шинелей? И когда будет похоронен тот последний солдат, без которого война не может закончиться? Никто не знает. А поисковики «Ладоги» каждый сезон выходят на отмеченные в документах и безвестные военные тропы, чтобы очередной находкой сделать ещё один шаг навстречу первому послевоенному дню.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+