Рецепт безвредного забора

Пуйккольские активисты и администрация «Черных камней» нашли компромисс в деле о «неправильном заборе».

История, о которой идёт речь, началась около двух лет назад и связана с противостоянием между предприятием «Чёрные камни» и инициативной группой граждан из посёлка Пуйккола, возглавила которую депутат Совета Кааламского сельского поселения Зоя Болсун. По мнению местных активистов, деятельность охотничьего хозяйства «...препятствует свободному доступу граждан в арендуемые предприятием лесные угодья, сбору грибов и ягод, а также лову рыбы в озере Янисъярви».

На митинге в защиту «Черных камней», февраль 2017

Война с заборами

Охотничье хозяйство «Чёрные камни» арендует в Сортавальском районе лесной массив площадью 12 тысяч гектаров. Конфликт с населением обострился после того, как часть этой территории площадью около 3 тысяч гектаров была огорожена металлическим забором общей протяжённостью в 42 километра.Разрешение на деятельность, а также на установку вольерного ограждения хозяйство получило официально соответственно в Министерстве по природопользованию и экологии Республики Карелия и Минсельхозе Республики Карелия.

Местные жители провели несколько сходов с требованием к местным властям и собственникам хозяйства обеспечить людям беспрепятственный доступ на арендуемую территорию. Представители инициативной группы обратились в суд с требованием «снести забор и восстановить конституционные права граждан». После прохождения всех инстанций дело было рассмотрено в Верховном суде Республики Карелия.

В ноябре 2016 года Верховный суд Карелии вынес решение о сносе существующего ограждения. Ограждение по решению суда должны были демонтировать до 13 февраля 2017 года, однако этого сделано не было, что тоже подогрело ситуацию.

Можно договориться

И вот в июне 2017 года обозначился какой-то позитив — сторонам удалось договориться во внесудебном порядке. В качестве миротворца выступил исполняющий обязанности главы Республики Карелия Артур Парфенчиков. Врио главы дал поручение куратору Сортавальского района от правительства Карелии Юрию Шабанову «разобраться в вопросе» и найти приемлемое для сторон решение. В итоге на свет появился документ, который подписали предста-вители обеих сторон — мировое соглашение для суда, рассматривающего данное дело.

Документ содержит определения по основным спорным позициям. В нём говорится, что «Чёрные камни» более не расширяют огораживаемые угодья. Все земли «Чёрных камней», таким образом, разделились на те, которые огорожены и те, которые огораживанию не подлежат.

В «деле о неправильном заборе» фигурирует два иска — один инициативная группа направляла против предприятия «Охота и рыбалка», второй — собственно против «Чёрных камней». Формально это разные предприятия, но по сути подразделения одного хозяйства. Мировое соглашение было направлено по двум этим судебным разбирательствам. Однако Верховный суд РК оба эти обращения отклонил. После этого представители «Чёрных камней» и инициативной группы приняли решение об отзыве самих исковых заявлений, что и было сделано.

Андрей Лебедев, директор охотничьего хозяйства «Чёрные камни»:
— На сегодняшний день иски отоз-ваны, отозваны и требования судебных приставов относительно демонтажа ограждений. Все судебные разбирательства по делу прекращены. Участие Юрия Шабанова сыграло свою положительную роль. В известном смысле он выступил гарантом соглашения, подкрепив его авторитетом правительства Карелии.

Сейчас все перевели дух. Удалось достичь компромисса. Инициативная группа сочла, что большинство требований в принципе выполнено. Администрация же «Чёрных камней» тоже может спокойно работать, сохранив основную инфраструктуру и обеспечив сохранение специфического профиля своего хозяйства.

«Чёрные камни» — это ведь огромный комплекс, в который вложены миллионы. Это не только ограждения. Это здания, дороги, инфраструктура, благоустройство, сельхозугодья с различными культурами, мелиоративная система. Здесь работает коллектив, 150 человек. И многие из них, кстати, живут именно в посёлке Пуйккола.

Андрей Лебедев:
— Часть ограждений действительно будет демонтирована. Это сооружения, которые расположены ближе к посёлку Вяртсиля, вдоль трассы. Строились ещё три года назад, но сейчас фактически не востребованы. Остальные остаются в том виде, который есть. Новых заборов тоже не ставим сейчас и не планируем ставить в будущем.

Во всей этой истории тоже не всё так просто и природа самого «общественного протеста» выглядит неоднозначно.

Андрей Лебедев:
— Есть в этом и некоторое лукавство. Когда говорят, мол, «не пускают», «не дают пройти». Но в ограждении множество оборудованных проходов, проблем зайти на территорию нет. Мы проложили удобные подъездные дороги. Теперь в грибную пору там множество машин — в этом легко убедиться, все этим пользуются. На территории нет хищных животных, только травоядные. Они сами боятся человека. Или говорят, что олени съедят грибы и ягоды — ну это уже совсем край. Мы сами кормим животных, для этого и выращиваем на полях злаковые культуры. Конечно, животное может по дороге и гриб съесть, но уж точно не пойдёт их специально отыскивать.

Экологи на тропе войны

За время судебной тяжбы законодательство изменилось и теперь такие особые охотничьи хозяйства имеют право устанавливать ограждения на своей территории для содержания животных «в полувольных условиях». Ситуация стала выглядеть анекдотически: во исполнение решения суда Андрей Лебедев должен снести старые ограждения, но тут же может строить новые, так как закон это позволяет.

В июне случился ещё один инцидент с десантом «зелёных». Активисты природоохранного движения самовольно выпилили часть ограждения. Полицию на место происшествия не вызывали, протокол не составляли. Просто починили. Списали на природные явления.

Это уже не первая атака на забор. Так, 3 января этого года после очередного народного схода на помощь активистам пришли природозащитники питерской организации «Открытый берег». При попытке распилить ограждение экологи были задержаны полицейскими «за противоправные действия». Потом всех отпустили по домам.

После согласования позиций уже можно не опасаться, что кто-нибудь явится самовольно рубить ограду в защиту гражданских прав. И это уже хорошо.

Благотворитель? Распишись

Во время встреч велись переговоры и о подписании ещё одного документа — договора социального партнёрства. Вообще-то для охотничьего хозяйства социальное партнёрство — не новость. Благотворительной деятельностью «Чёрные камни» занимаются чуть ли не с первого дня своего существования. Этот договор также был согласован и подписан, хотя формального отношения ни к судебным тяжбам, ни к способам их разрешения не имел.

В договоре десять пунктов, там перечислен ряд мероприятий, которые хозяйство должно провести в посёлке Пуйккола. Это, в частности, наведение порядка на местном кладбище, отсыпка дороги в посёлке, установка детской площадки и ещё ряд акций благоустроительного плана. По сути, ничего запредельно сложного от «Чёрных камней» не попросили и никаких непосильных задач не поставили.

Андрей Лебедев:
— В договоре все возникающие жизненные ситуации не пропишешь. Но мы же и сами по своей воле готовы помогать жителям посёлков. Вот есть детский садик в посёлке Партала — там детская площадка в безобразном состоянии, практически заброшена. Про этот детсад в договоре ничего нет. Я съездил в посёлок Партала по приглашению депутатов местного Совета. Конечно, надо исправлять ситуацию. Сейчас заросли кустов вырубаем, делаем новое ограждение, ремонтируем веранду и закупим оборудование для площадки. Или вот спортсменам местным надо тоже помочь. Ветеранам тоже, как на минувший День победы. И все ситуации не перечислишь, их ни в каком договоре не предусмотришь.

Некоторое время назад у Андрея Лебедева появилась идея создания благотворительного фонда.

Андрей Лебедев:
— Это нужно, чтобы организовать процесс, чтобы помощь была по-настоящему адресной, чтобы получали помощь те, кто наиболее в ней нуждается. Процесс благотворительности тоже нуждается в систематизации, чтобы действительно был положительный эффект.

Были у Андрея Лебедева и попытки привлечь в дни школьных каникул подростков к общественно-полезным делам. С практикой работы в зоопарке «Чёрных камней» не очень получилось. Сейчас создали площадку на базе МУП «Чистый город», чтобы поддерживать в чистоте городскую набережную. Эти акции тоже финансируются охотничьим хозяйством.

С другой стороны, охотничье хозяйство не может подменить собой местную власть и осваивать такие масштабные проекты, как строительство новых очистных сооружений, прокладку водопровода или организация рейсов автобуса для дошколят. Хотя вот автобусом Андрей Лебедев всё же занимался — на первом этапе. Выяснилось, что нужно просто собрать документы и написать пару заявлений — и это вполне могут сделать депутаты или сами жители.

Сейчас на ограждение никто не посягает, и страсти немного улеглись. Однако, в законодательстве остаётся «простор для толкования», когда отдельные статьи противоречат друг другу и могут стать поводом для очередного «противозаборного иска».


Читайте также:
Митинг в защиту охотничьего хозяйства: Дело о неправильном заборе

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+