Шлагбаум плюс

Какой прок здравоохранению от шлагбаума и за что медики не любят таксистов.

В середине января въезд на территорию Центральной районной больницы украсился новеньким шлагбаумом. Шлагбаум радовал глаз свежим красно-белым колером и беспрестанно мигающим проблесковым маячком. На опоре шлагбаума имел место плакат, на котором красным по жёлтому объяснялось и предупреждалось: «Внимание!!! Въезд ограничен. Для вызова охраны нажмите кнопку внизу и говорите». В качестве автора послания значилось «Руководство ГБУЗ РК «Сортавальская ЦРБ».

Шлагбаумами нас не удивишь. Их всё больше в Сортавала и его окрестностях. Поставили — значит надо. Однако, по первому времени появление больничного шлагбаума вызвало массу негативных отзывов от населения. Рефрен народных комментариев — медики отгораживаются от страждущих людей, теперь в больницу и со сломанной ногой не доехать, а охрану нажатием кнопки не добудиться. Народ спрашивает, народу надо отвечать.

Реагируя на протесты населения, руководство медучреждения разработало «Новые правила доступа автотранспорта на территорию больницы». Этот документ был передан в средства массовой информации района для последующего предания гласности.

Правила вот такие:

«ГБУЗ «Сортавальская ЦРБ» сообщает, что перед въездом на территорию учреждения установлен автоматический шлагбаум, работающий совместно с системой наружного видеонаблюдения и обслуживается сотрудниками охранной организации. Данные мероприятия организованы с целью повышения безопасности пациентов и посетителей больницы, а также для освобождения территории больницы от частного транспорта, который зачастую мешает беспрепятственному проезду карет скорой помощи и машин пожарных подразделений.
В данный момент для проезда на территорию больницы установлены следующие правила.
1. Машины скорой помощи, пожарных подразделений МОВД въезжают на территорию больницы беспрепятственно.
2. Для машин посетителей поликлиники и больницы организована парковка на улице Спортивной, у въезда на территорию учреждения.
3. Водителям частных машин и такси, привозящих пациентов и пострадавших, которым по состоянию здоровья затруднительно дойти от ворот до
центрального входа, необходимо связаться с сотрудником охраны по видеодомофону, находящемуся возле шлагбаума, и сообщить о необходимости пропуска машины.
4. Водителям частных машин и такси, которые забирают пациентов с территории больницы, также необходимо связаться с сотрудником охраны.
5. Для работников больницы (работающих на круглосуточном дежурстве) установлен особый порядок пропуска, утвержденный руководителем учреждения.
Напоминаем, что территория больницы не является местом для стоянки частного транспорта и такси.
О.В. Пузов, начальник штаба ГО и МР ГБУЗ «Сортавальская ЦРБ»

Тем не менее, жалобы от населения продолжали поступать, и 4 февраля на место действия решил съездить уже глава администрации Сортавальского муниципального района Леонид Гулевич. В поездке его сопровождали профильные специалисты администрации — заместитель главы администрации по социальной политике Елизавета Ткачёва и сотрудник отдела социальной работы Светлана Юдова.

Площадка для машин у въезда в ЦРБ расчищена. Места хватает, стоянка заполнена наполовину. Но если бы все эти машины заехали на территорию больницы, то получилась бы конкретная пробка.

Сразу же на въезде мы провели незапланированную акцию — проверили функциональность «видеодомофона». Оказалось, всё работает. На вахте выслушали нашу версию о сломавшем ногу гражданине и необходимости проехать прямо к дверям больницы. Выслушали, вопросов задавать не стали — шлагбаум сразу же поднялся.

В общем, всё рассчитано на сознательность граждан — никто не станет проверять работоспособность вашей сломанной ноги — поверят на слово, что дойти самостоятельно для вас составляет проблему.

Как выяснилось, установка шлагбаума — это лишь один эпизод «антитеррористических правоохранительных мер», которые внедряются в повседневную жизнь ЦРБ. Более подробно о шлагбауме, видеонаблюдении и вообще об охране мы поговорили с главным врачом Натальей Григорьевой, причём вопросы задавали и сам Леонид Гулевич, и сопровождающие его работники администрации, и корреспондент газеты «Ладога — Сортавала».

На вопрос о системе охраны Наталья Григорьева пояснила следующее:

— Пункт круглосуточной охраны расположен в приёмном отделении больницы. Здесь несут вахту сотрудники петрозаводского частного охранного предприятия «Бизон». По периметру здания установлены камеры видеонаблюдения, их восемь.

В каморке охраны монитор, на нём в режиме онлайн транслируются картинки с каждой камеры. Вот шлагбаум и бредущие по тропинке больные. Даже по монитору видно, что дорога и тропинка расчищены и подсыпаны то ли отсевом, то ли мраморной крошкой. И видно, что никто не буксует на скользком — ни люди, ни машины.

— У шлагбаума есть кнопка для голосовой связи. Шлагбаум — это не запретительный какой-то механизм, а ограничительный. Мы уже натерпелись автомобильной толкотни, когда даже «Скорая помощь» не может выехать или заехать. Машины заезжают, люди уходят, машины стоят. Даже те, кто действительно не может передвигаться самостоятельно и кого просто необходимо довезти до дверей — тех тоже нет возможности довезти — просто нет места, всё уже занято. Порядок здесь нужно было навести.

— Говорят, вы здесь с таксистами боретесь.

— Да неважно, на чём человек приехал — на такси или нет. Нужно просто нажать кнопку и сказать, что человек сам не может передвигаться. Охрана проинструктирована, проблем не будет. А таксисты пытались устроить здесь несанкционированную стоянку. Вот, три-четыре машины-такси стояли вдоль дорожки, дежурят — все свободны, ждут клиентов. А «Скорой» не развернуться — это нормально?

— А кто вообще может проезжать на машине, только те, кто не ходит?

— Все пожилые люди могут проезжать на машине, пожалуйста. Ну и те, конечно, у кого травмы или кто болен и для кого пешая ходьба затруднительна.

Операция «Шлагбаум», похоже, приносит свои плоды.
На расчищенной дорожке у больницы никакого автомобильного столпотворения. Оказывается, сознательность наших граждан достаточно высока — никто не хочет обманывать охрану и ездить на машине, если в состоянии пройти пятьдесят метров пешком.

Наталья Ивановна продолжает:

— Были ситуации, когда люди просто свои машины оставляли перед входом в больницу и уходили куда-то. Машины стояли по 3-4 дня, их снегом уже заносило по самую крышу. Машины и территорию мешают расчищать от снега, и проезд затрудняют.

Видно, что Наталью Григорьеву эта ситуация с прибольничными автомобильными пробками уже «достала». С другой стороны, сама территория ЦРБ распланирована по какому-то безумному проекту. Эта главная «дорожка», которую перекрывает шлагбаум — на самом деле сквозной проезд. Там можно проехать мимо пищеблока к городскому моргу и далее — на улицу Спортивную. Но сейчас он уже не сквозной — выезд-въезд №2 завален снежными сугробами, к ажурным металлическим воротам натоптана тропка. Автомобильная колея упирается в тропку и замирает.

Есть ещё один заезд — с другого торца больницы — но и там упрёшься всё в ту же тропку. Да если бы и расчистили снег на всей больничной территории хоть до самого асфальта — сильно ничего бы не улучшилось. Всё равно дорожки слишком узкие для транспорта, «Скорая» не имеет собственного эксклюзивного подъезда, а площадки для разворота и хоть какой-то временной стоянки на территории больницы не предусмотрено в принципе.

— Ну вот, машины бросают, они стоят по нескольку дней. А что вы делали в такой ситуации?

— Ждали, пока владельцы придут. ГИБДД вызывали, искали с их помощью хозяев.

Теперь видеонаблюдение налажено и в вестибюле. По этому поводу из вестибюля исчез отдельный пост охраны, располагавшийся рядом с автоматом по продаже бахил для обуви. Объявление на автомате призывает бросить монету и получить бахилы. Бахилы автомат продаёт за 5 рублей. Вопросы в голове возникают сами собой. Зачем мне бахилы, да ещё за деньги? У меня есть медицинский полис — там про бахилы ни слова. Если больнице нужно, чтобы я был в бахилах — я не против — но почему я должен платить за то, что нужно больнице? Эти вопросы я главному врачу не задаю. Это вечные вопросы, сакральные, ответить на них можно только познав дзэн. Почему в регистратуре толкутся несколько тётенек, когда на дворе всеобщая компьютеризация — это тоже вопрос с привкусом дзэна и его я тоже не задаю.

— А что происходит, когда возникает какой-то беспорядок или хулиганы буянят? Охрана их усмиряет и решает проблемы?

— Нет, охрана не вмешивается. Полицию вызываем.

Охранник из «Бизона» поясняет, что у них нет права применять силу. Дубинок и шокеров у охраны тоже нет. Охрана наблюдает и вызывает полицию.

— А часто хулиганят?

— Ночью бывает. Привозят на освидетельствование наркоманов, алкоголиков. Очень, бывает, кричат.

Наталья Григорьева показывает стенку приёмного покоя. Стенка новая, её недавно восстановили после потасовки полицейских и наркоманов. Пока дрались, стенку пробили, развалили почти полностью. Стенку восстановили, главный врач говорит об этом даже с гордостью.

С территории больницы я выхожу пешком мимо покорно опущенного шлагбаума. Видеокамера пристально смотрит мне вслед. Возможно, что со спины я похож на террориста, прячущего в рюкзачке тротиловую шашку. Шашка может взорваться и тогда охрана вызовет полицию. Машин у больничного крыльца точно стало меньше и водители «Скорых» уже не матерятся, пытаясь протиснуться между ожидающими пассажиров такси. Это большой плюс. Если бы я погрузился в дзэн, то сравнил бы плюс с красным крестом на карете «Скорой помощи». Но я этого не делаю по тем же причинам, по которым не задаю сакральных вопросов главному врачу.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+