Четыре четырки...

Из всего списка гуманитарных мероприятий нового карельского закона мы готовы предложить бродячим собакам только ампулу с ядом.

Четыре четырки, две растопырки, седьмой вертун.
(детская загадка про собаку)

В Сортавала мы — люди — живём не одни. Вместе с нами проживает множество «братьев наших меньших» — пернатых, хвостатых и мохнатых. Они живут рядом с нами, и мы не обращаем на них особого внимания, воспринимая как часть городского ландшафта. Но только до той поры, пока наши «меньшие братья» не становятся для нас источником реальной опасности.

Вот, например, собаки. С домашними вроде бы всё ясно — у них есть хозяин, он их кормит, выводит с поводком и вообще несёт за питомцев ответственность. Но по городским улицам бродят и «бесхозные» четвероногие. По большей части они безобидны. Виляют хвостом. Умильно заглядывают в глаза, ожидая подачки. Патрулируют помойки в поисках пропитания. Могут прилечь где-нибудь в подъезде, что-
бы спастись от дождя.
Но вот и другие
примеры.

Пёс напал на девочку детсадовского возраста, вцепился в лицо. Теперь ребёнку необходима пластическая операция по восстановлению носа. Стая бродячих животных устроила сборище как раз около проходной Вяртсильского метизного завода. Собаки нападали на людей, которые утром шли на работу. Есть укушенные. Учителя пожаловались, что несколько бродячих собак оккупировали дорожку, ведущую к школе № 3. Есть покусанные школьники, дети боятся идти на уроки.

Отдельной статистики нападений бродячих животных на людей в районе никто не ведёт. Но анализ обращений граждан с просьбой «принять меры» в отношении агрессивных животных даёт представление о масштабах проблемы. Уже сейчас нам нужно принимать эти самые меры в отношении более 60 опасных для человека собак.

У нас есть полиция, администрация, автомобили и мобильная связь. У нас есть цивилизация и мы считаем, что мы хозяева в своём городе. Но собаки об этом не знают. У собак свои представления о жизни. Они ходят своими дорожками, играют свои свадьбы, занимают и контролируют территории, находят источники пропитания. Ну и нападают на людей, если те нарушают действующие «собачьи правила». Есть непредсказуе-мые экземпляры, изгои в своём собственном собачьем мире. Они запросто могут и отхватить палец прохожему, и порвать на клочки своего сородича. На улицах полно больных животных, ведь за их здоровьем никто не следит. Один укус и вы инфицированы каким-нибудь вирусом с замысловатым названием.

Но и собакам особо не приходится рассчитывать на милосердие человека. Сегодня он кинет печенюшку, а завтра стукнет по голове лопатой или переедет колесом машины.

Недавно я видел собаку с выбитым глазом, с мордой, покрытой коркой засохшей крови. Собака-калека просила милостыню возле конторы напротив церкви. Прохожие равнодушно шли мимо.

Бездомные животные умирают от холода зимой, они кашляют, как люди, когда у них воспаление лёгких. Они травятся тухлятиной на помойках и гибнут в мучениях. Они болеют своими собачьими болезнями, и ни одному ветеринару не придёт в голову лечить их бесплатно. Беспризорные собаки живут недолго и этот недолгий собачий век полон опасностей и лишений. Скажем прямо — собакам не за что благодарить нас, хозяев своего города.

Ведущий специалист отдела по мобилизационной работе и чрезвычайным ситуациям администрации Сортавальского района Сергей Парих — это как раз тот чиновник, который в курсе официальных взаимоотношений людей и собак.

Сергей Парих: «С 1 января 2014 года вступил в силу Закон РК „О некоторых мероприятиях по предупреждению распространения инфекционных заболеваний, общих для человека и животных“. Администрация района приняла все подзаконные акты, позволяющие реализовывать закон на нашей территории».

Упомянутый закон предписывает районной администрации заниматься отловом и содержанием бродячих животных. Ну и ликвидировать представляющих реальную опасность четвероногих. Вроде бы всё просто, но на этом пути местные власти явно буксуют в бумажной трясине. Закон действует с 1 января, но все районные постановления были приняты только на днях. Это целый пакет документов, и справились мы с этой бумажной задачей одними из первых в республике. Но это совсем не значит, что мы решили все бюрократические проблемы и по полной занялись собственно собаками. Хотя вот с отстрелом что-то проясняется.

Сергей Парих: «14 августа подписан муниципальный контракт возмездного оказания услуг по предупреж- дению и распространению инфекционных заболеваний, общих для человека и животных. Контракт заключён с МУП „Благоустройство и озеленение“. В штате предприятия есть человек, который занимается отстрелом животных. Отстрел производится из ружья с помощью усыпляющих ампул. Утилизируют в скотомогильнике. За каждую голову предприятие получает 1080 рублей. В экстренных случаях можно позвонить по телефону 4-53-42».

Процедура принятия решения об отстреле довольно громоздкая. Если кто-то позвонил и сообщил, что его покусала собака, то ему не стоит ждать, что на место происшествия тут же примчится отставной военный с «антисобачьим» ружьём.

Сергей Парих: «Принимается письменная заявка от гражданина. Адресовать заявление нужно главе района или начальнику отдела МР и ЧС Константину Петрову. Устанавливается личность заявителя. Заявка рассматривается комиссией в течение 1-2 дней. В состав комиссии входят представители районной администрации, полиции, ветеринар, приглашается и заявитель. Затем представители комиссии выезжают на место и принимают решение. Отстрел производится после заключения ветеринара о потенциальной опасности животного».

Предполагается, что всё это время собака сидит на месте и ждёт, пока члены комиссии соблюдут все формальности и через сколько-то дней прибудут, чтобы её всесторонне обследовать перед ликвидацией. Собаки вообще-то страшно мобильные животные. Сегодня она на Ленина, а завтра на другом конце города гоняется за велосипедистами (ещё одна загадка — почему собаки так не любят людей на велосипедах?).

Бывает, что и домашние собаки «срываются с поводка» и начинают разбойничать. Вроде бы с ними легче — пострадавшие от собачьих деяний соседи легко укажут, где искать хозяина, с которым требуется провести воспитательно-административную беседу.

Сергей Парих: «Поступило сообщение, что в посёлке Токкарлахти бегает собака бойцовской породы в ошейнике. Установили хозяина. Пришли в гости. Сидит хозяин, с ним пятеро друзей, выпивают. Начали сидеть с утра, так что все пьяные. Как с ними разговаривать, устанавливать что- то про собаку? Мы развернулись и ушли до следующего раза».

Нет, ну при всех трудностях собак всё же отстреливают. Формально по документам не отстрелили ни одной, но как-то отстреливают по факту. Вот с отловом и содержанием дело вообще пока на нуле. Карельский закон гуманизировал отношение к бродячим животным. Раньше о гуманном отношении к животным речи не было — за три дня предупреждали жителей и поголовно отстреливали всех собак, что попадались без хозяев. Заявки поступали непосредственно в МУП «Благоустройство и озеленение». За год уничтожали 100–130 собак. Теперь тех животных, что не представляют угрозы, положено ловить и потом содержать в специальном приёмнике. Организовать этот процесс должна районная администрация. Но собак по-прежнему никто не ловит, да и содержать их негде. Так что гуманизм пока только в проекте.

Сергей Парих: «Из республиканского бюджета на реализацию полномочий по отлову и содержанию бродячих животных Сортавальскому району выделяется 143 тысячи рублей в год. В мае был определён порядок использования этих субвенций. На ликвидацию идёт половина средств, а другая половина — на отлов, транспортировку и содержание. На эти виды работ заключается муниципальный контракт после проведения конкур-сных процедур. 19 августа администрацией выставлены котировки на отлов и содержание бродячих животных, как и предусмотрено федеральным законом № 44. Пока желающих нет».

Нет ясности и с приёмником для хвостатых беспризорников. Земельный участок под строительство такого объекта намечен к выделению в районе Лахденкюля, рядом с городскими очистными сооружениями. Документы в процессе оформления, так как требований разных там целая гора. Участок предусматривает обширную охранную зону. Потом всё это нужно поставить на кадастровый учёт, а это минимум полгода.

Зато вроде желающие содержать приют для собак уже есть. Правда, в администрации сказали, что эти желающие засомневались в правильности своего решения, когда узнали, что на содержание собак государство не готово потратить какие-то значительные средства.

Так что мы имеем для собак? Ружьё, ампулы с ядом, предсмертное обследование ветеринара. Гуманитарная составляющая нового закона — о цивилизованном отлове и нормальном, без живодёрства, содержании собак, которым не повезло обзавестись хозяевами — только на бумаге. Даже землю под приют никак не можем выкроить. Желающих исполнять работу по отлову и содержанию за те деньги, что выделяет государство, тоже пока не находится. Собачий рай в бюджетном питомнике остается футуристической картинкой, которая пока никак не вклеивается в реальность.

А собаки?

А что собаки, собаки продолжают жить своей жизнью. Они же не умеют читать и поэтому не знают, какие гуманные законы пишут для них люди.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+