Люди и судьбы: Иван Кюршунов

Несколько лет назад отделение Центрального Банка России по Карелии выпустило книгу «Государственный банк. 100 лет в Карелии. История, имена, судьбы». В книге упоминается имя Ивана Ефимовича Кюршунова – первого управляющего Сортавальским отделением Госбанка. При подготовке юбилейных материалов к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне и 80-летию Сортавальского района пришло время вспомнить этого человека.

Иван Ефимович родился в 1911 году. Отслужил в Рабоче-Крестьянской Красной Армии. О его образовании сведений не сохранилось, но первое место работы – Карельская контора Сельхозбанка в должности инспектора. Во время работы он учился на четырёхмесячных курсах, а затем был инспектором Олонецкой и позднее Медвежьегорской групп этого банка.

Когда отзвучали залпы советско-финской войны, 9 апреля 1940 года Иван Ефимович был освобождён от должности старшего инспектора по финансированию и заместителя управляющего Карельской конторой Сельхозбанка. Через несколько дней он прибыл в город Сортавала и 14 апреля приступил к новой работе как исполняющий обязанности управляющего Сортавальским отделением Госбанка.

Отправился на фронт политруком

Сортавальское отделение находилось в гранитном сером здании на улице Вяйнемяйнена, построенном для Финляндского банка. На 1 апреля 1941 года в нём работало 37 человек. Главным бухгалтером был М.П. Иванов, старшим кассиром – В.Д. Сташков, начальником группы инкассации – Ф.И. Половых, а инкассатором – А.А. Ванин.

Семья управляющего жила в доме на улице Огородной (ныне улица Антикайнена, дом не сохранился, на его месте детский сад «Ладушки»). Его супруга Анастасия Павловна (в девичестве Орехова) была домохозяйкой и занималась воспитанием троих детей, двух сыновей и дочери.

Экономика нового советского города и района требовала средств на восстановление и строительство, на развитие социальной сферы и осуществление пятилетних планов. К сожалению, им не суждено было воплотиться: началась Великая Отечественная война.

Согласно графику эвакуации, денежные ценности подлежали сдаче в Ленинградскую областную контору Госбанка. Дочь И.Е. Кюршунова – С.И. Сигачева – вспоминает со слов старшего брата, которому на тот момент было шесть лет, как маленький мальчик помогал отцу носить в машину мешочки с мелочью для отправки ценного груза. Ситуация изменилась так, что управляющий передал ценности в Карельскую контору Госбанка в Петрозаводске. После этого И.Е. Кюршунов отправил семью, в том числе тещу Анну Ивановну, в эвакуацию в Пудожский район. А сам, несмотря на освобождение от военной обязанности, добился отправки на фронт в звании политрука.

Фронтовые вести

Сохранилось всего шесть писем главы семьи, написанных чётким, крупным почерком. Они относятся к периоду с 24 сентября до 27 октября 1941 года. Интересен адрес получателя, дом указан по имени владельца: Пудожский район, Коловское почтовое отделение, деревня Ново Сигово, дом Играковых. Это время боев на рубежах Петрозаводска. Когда 1 октября 1941 года Петрозаводск был сдан врагу, то письма шли из Медвежьегорска и Кондопоги, куда сместился центр боёв за выход к Беломорско-балтийскому каналу и Кировской железной дороге. Вот несколько выдержек из писем:

«Здравствуйте Настя, Адик, Светлана, Валентин и бабушка, примите привет и массу пожеланий в Вашей жизни и быту. Сообщаю, что я живу пока хорошо, правда, скучно, потому что вот уже больше десяти дней не имею от вас ничего, и как вы там живёте, я не знаю. Настя, как у тебя дела, ходила ли ты к врачу? Я чувствую, что тебе очень тяжело с детьми, хорошо, что с тобой выехала мамаша. Как дела с деньгами, получила ли расчёт с конторы, оттуда мне причитается 900 рублей. В случае эвакуации оттуда обратись к Кузнецову, он должен тебе помочь, а если он уедет, то в Райвоенкомат или Райком партии. Настя, как живут дети, как их здоровье. Наверно, Адик и Светлана скучают, а скоро ли встретимся, пока ничего неизвестно. Настя, я пока письма Вам пишу часто, потому что есть возможность, а что дальше будет, я сам не знаю. Прошу пока не отчаиваться. До свидания. Целую крепко накрепко всех вас. Ваш папа. 25/IX 41 г.»

«Здравствуй, Настя и дети. В Петрозаводск приехали благополучно, и сейчас нахожусь в армии. Послали по линии ЦК. Назначения ещё не получил. Где я буду дальше, постараюсь сообщить, а вы пишите в адрес Ольги или Васи. Получил расчёт с Конторы. Я в армии зарплату буду получать».

«Здравствуй Настя, Адик, Светлана, Валентин и бабушка, примите привет и массу наилучших пожеланий в Вашей жизни и в быту, а главное успеха в воспитании детей. Прости, что долго не писал. На это были причины. При возможности, как видишь, пишу. От вас, Настя, я не получил пока ни одного письма, что очень меня беспокоит. По моим соображениям вы должны проживать на старом месте. Прошу чаще писать. До скорого свидания. Ваш папа. 14/ Х 41. Кондопога».

«Здравствуйте. Сегодня только что приехал на новую часть, получил новое назначение, находимся в одной из деревень (название вымарано цензурой). На днях послал два письма через знакомых, которые должны их опустить в ближайшие почтовые ящики. Настя, если бы ты знала, как я жду письмо от вас. Прошу срочно написать по новому адресу. 17 октября 1941 года».

«27/Х 41 г. Здравствуйте Настя, Адик, Светлана, Валентин и бабушка, привет и массу наилучших пожеланий. Спешу сообщить, что я жив и здоров, чего и Вам желаю. Сегодня случайно встретил гл. бухгалтера Пудожского отд. Госбанка т. Мартюхина, который сказал, что у Вас там пока всё спокойно и эвакуации ещё не было и не предвидится. Это меня немного успокоило. Настя, я тебе послал 1275 руб. денег и аттестат на 400 руб. ежемесячно, по которому можешь получать из Пудожского райвоенкомата. Я работаю секретарём партбюро – в общем на партийной работе. Ну пока, до свидания. Целую Вас, ваш папа. Нахожусь в М. горе, скоро уедем. Адрес на конверте».

Похоронен на поле боя

Письмо от 27 октября было последним. В это время, с 10 по 27 октября шли тяжёлые бои под Кондопогой. В одиночку их вела 313-я стрелковая дивизия. За две недели боев было отражено около двадцати атак противника. 28 октября финны повели наступление вдоль шоссе на Кондопогу. Вскоре они ворвались на окраины города и стали постепенно продвигаться, захватывая один квартал за другим. Под напором врага войска Красной Армии отступили к Медвежьегорску.

Вскоре семья получила так называемую похоронку. Согласно извещению, «Ваш муж политрук Кюршунов Иван Ефимович был убит в бою 28 октября 1941 года около дер. Уница Кондопожского района КФССР, похоронен на поле боя. Комиссар бригады батальонный комиссар Алешкин».

Семья выстояла. Анастасия Павловна пошла работать на скотный двор. В эвакуации умер младший сын. После окончания войны семья вернулась в Сортавала, в ту самую квартиру, которую занимала до войны. Дети выросли, получили образование и профессии.

Благодарим бывшего главного бухгалтера Республиканского музея Северного Приладожья Светлану Ивановну Сигачеву (Кюршунову) за помощь в подготовке публикации об отце.

Материал предоставлен Региональным музеем Северного Приладожья.
На снимке: политрук Кюршунов (справа) с боевыми друзьями. 1941 год.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+