Воспоминания Тамары Чекиной

Тамара Александровна Чекина (Ильичева) родилась 15 июля 1930 года в Вологодской области, в деревне Шиляково. В семье было двое детей. После смерти отца мать, Евгения Петровна Чекина, вышла замуж за мужчину с двумя детьми. Отчим был родом из города Кемь (Карело-финская ССР).

«После окончания советско-финской войны родители завербовались на освоение новых территорий, – вспоминала Тамара Александровна. – Нас привезли на остров Мантcинсаари (напротив города Питкяранта). На острове был рыбозавод, школа, скотные дворы, дома. Там мы прожили до начала Великой Отечественной войны. О наступлении финских войск нас предупредил сын председателя колхоза. Наша семья вместе с соседями на рыболовецком баркасе спрятались в камышах. Мы видели, как по острову ходили финны. Ночью, а ночи в июне белые, мы попытались уйти, но нас обстреляли. Было очень страшно. Самолеты летали, бомбили...».
 

22 июня началась война, но только в августе семья приплыла в Лодейное поле. Там нужно было пройти регистрацию и пересесть на баржи, которые увозили людей вглубь страны. Голодные и очень ослабленные Ильичевы не попали на первую баржу, их посадили лишь на вторую. А потом они узнали, что первую баржу немцы потопили.

Копали картошку из-под снега

На барже семью привезли в город Кирилов Вологодской области. Пешком они пришли в деревню Шиляково, откуда мать была родом. В деревне работал колхоз. Из-за того, что людей забрали на фронт, урожай собирать было некому. И вот семья копала картошку в октябре месяце из-под снега. Десять мешков колхозу, один мешок семье. Так они прожили зиму. Очень голодно, одежды не было.

В мае решили отправиться в город Кемь на оборонные работы. Мама и отчим завербовались, но с маленькими детьми туда не брали. Тамаре было 12 лет, а её сестре Риме – всего три года. Решили спрятать Риму. Но когда шли по трапу садиться на теплоход, Рима заплакала, и детей отправили на берег одних. Так их разлучили с мамой. Мама успела только крикнуть, чтобы шли к тёте. Дети пришли к тёте, но там им были не рады. Тамаре пришлось ходить по деревням попрошайничать, чтобы прокормить себя и сестру. Был страшный голод. Однажды детей увидела учительница. Она приехала с председателем колхоза и забрала Тамару в детский дом, а Риму – в дом малюток. Так дети выжили. В детском доме было 180 человек. Там Тамара прожила три года.

Весной 1944 года заведующая детским домом сказала, что нашлась мама Тамары Чекиной.

«Моей радости не было границ, – продолжает свои воспоминания Тамара Александровна. – Мне уже было 14 лет. Но мама была так истощена, что ей не разрешили взять детей. Мать устроилась работать в колхоз пастухом. Им колхоз давал обрат, а за частный скот владельцы коров давали еду. Мама поправилась и смогла забрать меня из детского дома, а Риму из дома малютки. Когда завершилась война, я закончила третий класс в деревне Шиляково Вологодской области. Около нашего дома был колокол. 9 мая 1945 года он громко зазвонил, и мы узнали, что пришла Победа. Вы даже не представляете, как все радовались! Пели, плясали, плакали, смеялись, кувыркались. Это может понять лишь тот, кто пережил...»

Завербовались в Карелию

Десятого мая 1945 года в сельский совет деревни Шиляково пришли вербовщики из Карелии. И мама Тамары завербовалась на фабрику в посёлок Хелюля. Когда приехали, оказалось, что нужна работа только в колхозах и подсобных хозяйствах. Семью отправили в подсобное хозяйство Военторга Министерства торговли СССР, Карело-финской ССР, Сортавальское отделение. Хозяйство находилось в поселке Рантуэ. (Сначала было подсобное хозяйство «Водники», затем подсобное хозяйство Военторга, потом подсобное хозяйство «КЭЧ», в котором было всего 5 домов).

Семья заняла дом, и мама стала работать в подсобном хозяйстве полеводом. Хозяйство было открыто в 1945 году. Его первым директором был Николай Иванович Николаенко. Тамаре уже исполнилось 15 лет. Николай Иванович предложил девушке работу истопника и курьера в подсобном хозяйстве. С 1946 года Тамара Александровна стала работать на этих должностях.

В хозяйстве не было электричества. Утром вставали рано. Нужно было натопить контору (её называли «Генеральский дом»), она состояла из кабинетов секретаря, директора и бухгалтерии. Также нужно было заправить всем керосинки, а утром бежать на почту в город, чтобы принести и отправить корреспонденцию. В подсобном хозяйстве держали лошадей, коров, свиней, выращивали овощи: картошку, капусту, свёклу, брюкву, турнепс; были парники, в которых росли огурцы и помидоры. Подсобное хозяйство снабжало столовую Военторга на улице Суворова, куда ходил кушать весь город. В октябре 1950 года хозяйство было ликвидировано.

Маму осудили как «врага народа»

В подсобном хозяйстве существовали нормы выработки. Нужно было полоть турнепс. Норма на одного человека – пять соток. У матери случился конфликт из-за плохой прополки турнепса, и её в 1947 году товарищеский суд подсобного хозяйства осудил как врага народа к 9 годам лишения свободы (в 1947 году районный суд находился в здании, где был кожный диспансер). Сестру Риму забрали в детский дом на «Госконюшне». Тамару Александровну сняли с работы истопника и курьера, отправив рубить лес. Бригадиром была Мария Васильевна Калинина. Дрова пилили двуручной пилой круглогодично. Норма выработки – пять кубометров на человека. По пояс в снегу зимой, в дождь летом выходили на работу. Пилили на горе в «Водниках». В 1950 году подсобное хозяйство ликвидировали. В ноябре 1950 года маму реабилитировали, и она устроилась работать в подсобное хозяйство санатория ЦК.

Тамара Александровна стала работать в подсобном хозяйстве, где трудилась мама. Проработала с февраля 1951 по апрель 1952 в подсобном хозяйстве Сортавальского детского костно-туберкулёзного санатория. Там были большие отапливаемые теплицы, в них круглогодично выращивали зелень. Подсобное хозяйство Детского костно-туберкулёзного санатория располагалось в том месте, где сейчас на Даче Винтера стоят чум и амбар.

28 августа 1950 года Тамара Александровна познакомилась с будущим мужем Анатолием Николаевичем Ильичевым. В 1952 году они зарегистрировали брак. Муж устроился работать на железную дорогу, сначала кочегаром на паровоз. Потом выучился до помощника машиниста, а затем стал машинистом.

«Квартир не было, жили в вагонах, – рассказала Тамара Александровна. – На путях тупика стояли 18 вагонов, в которых жили семьи. В вагоне располагались одна-две семьи. За водой ходили в посёлок Энсо («Голубой Дунай») или на родник. Туалеты располагались на улице. Зимой в вагонах было холодно, а летом жарко. Прожили в вагоне пять лет, с 1954 по 1960 год. Когда ликвидировали детский дом по Совхозному шоссе, нам дали там квартиру. Как я была счастлива: колонка рядом, дома тепло, магазин близко».

12 октября 1953 года Тамара Александровна стала работать в гостинице «Ладога» уборщицей. С 1989 по 1999 годы трудилась санитаркой в железнодорожной больнице.

По материалам, предоставленным Региональным музеем Северного Приладожья.
Воспоминания записаны заведующей отделом общего развития РМСП Ольгой Собаниной.

На снимке: Тамара Александровна Ильичева (Чекина), 1969 год. Из фотоархива РМСП.

Редакция не всегда разделяет мнение авторов опубликованных материалов.
Редакция не несёт ответственности за содержание рекламы и объявлений пользователей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на источник обязательна.
© 2018 АУ СМР "ИД "ЛАДОГА-СОРТАВАЛА"  12+